Особенности ужесточения проверки литовских грузов

12.10.2014

Конфликт на таможне между Литвой и Россией не связан с политическими пикировками. Его основа – защита торговых интересов. 

Торговая российско-литовская война слегка раздута и преувеличена. На протяжении нескольких дней официальные лица и представители бизнеса прибалтийского государства попрекали российские власти ужесточением таможенного досмотра в пунктах пропуска, граничащих с Калининградской областью. На фоне беспрепятственного проезда автомобилей с российскими номерами, тщательная проверка машин иностранцев выглядела достаточно странно и непривычно. Разумеется, это также повлекло за собой значительные пробки.

Подобные меры литовцы склонны связывать с ответным ходом России на резкие и недипломатичные высказывания Дали Грибаускайте, президента Литвы. Несмотря на свое комсомольское прошлое и обучение в партийной школе КПСС, она все-таки решила возглавить в Прибалтике антироссийский фронт, сравнивая в своих высказываниях восточного соседа с «террористическим государством». Пожалуй, единственной реакцией Москвы на поведение президента Литвы стало заявление российского МИДа, который отметил, что «Даля Грибаускайте в своих выступлениях превзошла экстремистские речи многих киевских национал-радикалов». Тем не менее, литовский президент не прекратила свой крестовый поход, все еще надеясь заручиться поддержкой евробюрократов: «Сегодня мне стало известно о заявлении таможни РФ, в котором говорится о транспортировке чрез Литву контрабанды из Европы. То есть, обвинение направлено в сторону всей Европы. Подобные проблемы Европа не должна оставлять неразрешенными». Но пока подобные речи ожидаемых результатов не приносят. 

Как сообщается, ужесточение проверки литовских грузов вступило в силу после заявления Андрея Бельянинова, руководителя российской ФТС, о нарушении правил ввоза продукции (подделка сертификатов соответствия, провоз санкционных товаров). Сообщения, поступающие с других приграничных участков, лишь подтверждают усиление контроля на отечественной таможне. К примеру, сейчас Россельхознадзор без российского досмотра не пропускает транзитный транспорт, направляющийся из Белоруссии в Казахстан. Разумеется, президент Александр Лукашенко возмущен подобными действиями российской границы. В ведомстве также сообщают об увеличении количества контрабанды подсанкционных грузов из Норвегии, США, ЕС, Канады и Австралии, которые по этому каналу попадают в нашу страну.

Тем не менее, Россия крайне ограничена в возможностях оказания влияния на экономику Литвы посредством таможенных барьеров. Разумеется, Москва – один из основных торговых партнеров Вильнюса, но в большинстве случаев речь идет о реэкспорте товаров из третьих стран. За первое полугодие 2014 Литва на 3,4% увеличила экспорт в Россию, при этом поставки товаров именно литовского происхождения снизились на 15,2%. Экономика прибалтийской страны практически на ощутит последствий запрета на ввоз молочных и мясных изделий – Вильнюс в основном поставляет нам неподсанкционные технику, картон, бумагу, мебель и пластик. Свои опасения Альгирдас Буткявичюс, премьер республики, озвучил следующим образом: «Даже если бы экспорт в Россию полностью прекратился, и наша логистика остановилась бы полностью, мы потеряли бы около 4% ВВП». При этом чиновник уточнил, что не верит в такой сценарий.

Скорее всего, жалобы Литвы, связанные с поведением российских таможенников, будут обсуждаться в Брюсселе 3 декабря. Сейчас в ЕС этот вопрос не вызывает особого интереса. Более того, некоторые эксперты уверенны, что, воспользовавшись примером России, Европа очень скоро перейдёт на так называемую «санитарную» дипломатию. Как рассказывает в своем Facebook политолог Сергей Марков, «немецкое правительство активно прессует российский бизнес. Используется традиционная модель, приходят бюрократы, выявляют недостатки и без каких-либо санкций закрывают, это катастрофа. Единственный выход – продажа за бесценок. Так произошло с Александром Колобовым. Владелец сетей Бургер Кинг и Шоколадница был вынужден закрыть все свои торговые точки. Особенности немецкой специфики заключаются лишь в добавлении к привычному для российских предпринимателей нарушению санитарных норм, промахи в трудовом законодательстве».