О привлечении к транспортировке сторонних компаний, НДСе и убытках грузоперевозчиков

14.08.2014

Заручившись согласием клиента, грузоперевозчик может применять в процессе доставки, услуги иных исполнителей. Правильны ли действия грузоперевозчика, обращающегося к субподрядчикам? Возможно ли перенесение убытков участниками особой экономической зоны Калининграда на поздние сроки? Ответы на эти и подобные вопросы дал кандидат экономических наук Александр Медведев, участник Палаты налоговых консультантов.

Правомерны ли действия перевозчика, обязующегося транспортировать грузы, связанные с привлечением к выполнению заказа сторонних компаний?

Прямой обязанностью отправителя является оплата услуг перевозки в оговоренном размере. Грузоперевозчик обеспечивает доставку груза. Составление договора перевозки груза предусматривается законом. Однако в нем отсутствуют нормативы, регулирующие возможность привлечения для исполнения договора сторонних перевозчиков.

Понятие «фактический грузоперевозчик» существует в международном праве, и применяется лишь в отношении доставки грузов морским способом. В этом случае установлено два ключевых понятия. Первое: «фактический перевозчик» - человек или фирма, которая по поручению перевозчика производит полную либо частичную транспортировку груза. Второе: «перевозчик» - лицо, заключившее с грузоотправителем договор на доставку груза по морю. На сегодняшний день в России достаточно проблемным является вопрос участия сторонних перевозчиков в исполнении договорных обязательств о транспортировке грузов.

Взаимоотношения по «субподрядному договору грузоперевозки» наглядно отображены в транспортном праве Германии. Его в обязательном порядке должны составлять «перевозчик субподрядный» и «перевозчик главный». В законодательстве РФ транспортировка грузов является разновидностью договора на предоставление услуг, который при этом имеет самодостаточное юридическое регулирование.

Обращение к услугам сторонних перевозчиков предусматривается соответствующим договором, действующим на основании закона транспортной экспедиции. Для грузоперевозчиков же этот вопрос крайне неоднозначен. Между тем, существуют немногочисленные примеры арбитражной практики, свидетельствующие о правомерности использования перевозчиком услуг третьих лиц (с перекладыванием на них ответственности).

Однако на размере оплаты это никак не отражается: «...привлечение стороннего транспорта для перевозки грузов ГК РФ не противоречит. При этом размер оплаты транспортных услуг от выбранного способа перевозки груза не зависит – транспортом грузоперевозчика, с которым договор был заключен, или силами сторонней организации».

Таким образом, предварительно согласовав все необходимые вопросы с клиентом, перевозчик может к исполнению договорных обязательств привлечь другую компанию. При этом важно четко определить обязанности и права перевозчика, который будет замещать посредника или экспедитора.

Возможно ли организацией, получающей в уставный капитал имущество, выполнение вычета НДС, если учредитель его к вычету не предъявлял, а значит, и восстанавливать не пытался?

По законодательству, учредитель, вносящий имущество в уставный фонд другой компании, должен восстановить ранее установленный к вычету размер НДС. Говоря о нематериальных активах и основных средствах, отметим, что восстановлению подлежит размер суммы, соответствующей остаточной стоимости, не учитывая переоценку.

Получив имущество (имущественные права, нематериальные активы), внесенное в уставной фонд, налогоплательщик по закону производит налоговый вычет НДС, сумма которого была восстановлена в предусмотренном законом порядке.

То есть, к вычету НДС принять можно лишь при условии восстановления участником общества, внесшим имущество, прежде утвержденного к вычету налога.

В Налоговом кодексе не предусматривается возможность суммы НДС просто, по принципу «эстафетной палочки», что стало причиной возникновения противоречивой арбитражной практики. То есть, одними судами допускается использование в подобных ситуациях вычета НДС. Другие – в налоговом вычете отказывают. Если же в буквальном смысле идти по нормам НК, то налоговый вычет следует производить именно из восстановленного передающим лицом НДС.

Допускается ли перенесение на будущее участником особой экономической зоны Калининграда убытков 2014 года?

Александр Медведев: Для выяснения особенностей исчисления и порядка уплаты налогов участниками особой экономической зоны региона в законодательстве РФ предусмотрена отдельная статья, в которой читатели вряд ли найдут все необходимые ответы.

Также существует статья, регламентирующая процедуру переноса убытков. До определенного периода (январь 2014) она категорически запрещала участникам особых экономических зон (туристско-рекреационных, промышленно-производственных и прочих) переносить на будущие периоды убытки. В письмах Минфина РФ это положение разъяснялось неоднократно.

Существенные коррективы в закон были внесены в начале 2014 года. Они определили категории налогоплательщиков, на которых распространяются ограничения в сфере переноса убытков:

  • рыбохозяйственные организации и товаропроизводители в сельском хозяйстве, не уплачивающие ЕСХН, взимаемого с деятельности, основанной на реализации собственной либо переработанной сельхозпродукции;
  • предприятия, специализирующиеся на ведении образовательной и (или) медицинской деятельности (кроме операций с особыми видами долговых обязательств и прибыли по дивидендам);
  • участники проекта «Сколково», переставшие использовать льготы в сфере уплаты налогов;
  • некоторые функции Банка России.

В буквальном понимании текста законодательных актов, на будущее переносить убытки невозможно лишь в случаях, отмеченных конкретными пунктами НК РФ.

Не попал в указанный перечень пункт, указывающий, что «для компаний-резидентов особой зоны, ведущих технико-внедренческую или туристско-рекреационную деятельность, ставка по зачисляемому в бюджет налогу, устанавливается в нулевом размере». То есть ограничения, связанные с переносом на будущее убытков, для участников особых экономических зон Калининграда не устанавливаются. Стоит отметить, что это касается лишь убытков, понесенных с 2014 года.